Чертежник своего образа



Портфель министра юстиции Дзинтарс Расначс получил благодаря пребыванию в партии, не слишком избалованной наличием закаленных в судебной системе юристов, а по соглашению правящих партий эта должность полагалась именно партии Тевземей ун Бривибай, заблаговременно - еще во времена теневого кабинета, или секретариата Национального блока в 5-м Саэйме - начавшей готовить общество к тому, что ее министр юстиции будет просто юристом. Отчасти Расначс заслужил свой портфель старательной работой в качестве консультанта партии в 5-м Саэйме и своим вкладом в организацию избирательной кампании, итоги которой оказались для ТБ весьма благоприятными.

Прозвучавшие после приглашения Дзинтарса Расначса в первое правительство Андриса Шкеле осенью 1995 года прогнозы, что именно он может оказаться первым сброшенным министром, не сбылись. Переживающий уже третье правительство Расначс значительно осмелел в делах и высказываниях, что и стало причиной попытки части оппозиции выразить министру юстиции недоверие за вмешательство в компетенцию суда своими комментариями относительно приговора об изменении меры пресечения для Александра Лавента. Те дни вообще оказались щедрыми на события, вскрывшие изъяны в нашей судебной системе, из-за чего разговоры о том, не следовало ли министру юстиции самому подать в отставку, не стихали и после того, как предложение оппозиции было благополучно провалено.

Тяга к мужественности.

В детстве Дзинтарс Расначс не думал о высоких материях, а старался делать то, что нравится и наделяет мужественностью - это вообще свойственно мальчишкам, воспитываемым мамами и бабушками. Так он и закалял себя, на каникулах десять лет подряд работая в отдаленном видземском поселке Сермукши и занимаясь велоспортом. Перечисление факторов, сильнее всего повлиявших на его характер, Расначс начинает именно со спорта.

Окончив восьмой класс Рижской 24-й средней школы, Расначс, будучи уверенным, что в гимназиях обучаются только девчонки, поступил в Рижский индустриальный политехникум, где получил специальность технолога. Потом, как в ту пору полагалось настоящему мужчине, будущий министр отслужил два года в армии, успев до призыва жениться. Трудовая биография Расначса началась в инструментальном цехе ВЭФа, где он проработал шесть лет. Там же он начал и свою политическую деятельность в Народном фронте Латвии. Оппоненты министра никак не могут забыть еще один факт из его биографии - веяния атмоды уже ощущались в Латвии, когда Расначс вступил в компартию, где и состоял месяцев восемь.

Многие признаки свидетельствуют о тяге Расначса к мужественности. А на то, что получается у него не всегда, указывает, пожалуй, обостренная реакция на любые попытки поставить это качество в нем под сомнение. Он может быть привередливым и капризным, придираться к мелочам - по своей сущности он человек эмоциональный, писавший, между прочим, стихи и рвавший их неопубликованными.

Легко завершает с трудом начатое.

Расначс всегда трудно начинал учебу, но довольно успешно ее завершал - ему требовалось время, чтобы приспособиться к обстоятельствам. То, что другим дается без труда, от него требует известных усилий. Это не скрылось от глаз работавших с ним людей. Однако именно это обстоятельство сделало политика старательным и работящим. "Если бы он меньше старался и поменьше думал об этом, то, пожалуй, выглядел бы искреннее и привлекательнее, - признает советник министра юстиции Арвид Дравниекс, не отрицающий, что комплекс неполноценности вполне может быть стимулом сделать побольше и себя показать. - Если самоутверждение проявляется в работе, то это качество можно только приветствовать".

Свойственные Расначсу пунктуальность и даже педантизм, возможно, уходят корнями в отдаленное прошлое. Еще в школе его любимым занятием было черчение. Он мог корпеть над чертежами до поздней ночи и по сей день старается во всем добиваться филигранности. О юридическом факультете, где он учился на вечернем отделении, Расначс начал подумывать лишь после армии. Вообще-то он предпочел бы психологию, будь у него такая возможность в середине восьмидесятых.

Как бы ни старались некоторые принизить полученное Дз.Расначсом на вечернем отделении образование, положительные моменты в нем есть. Нельзя, например, отрицать, что университетский диплом Расначс получил уже в свободной Латвии - в 1990 году, что, по мнению Карлиса Лейшкалнса, говорит о том, что "Дзинтарс Расначс как министр больше соответствует новой судебной системе, чем кое-кто из корифеев прежних лет". А.Дравниекс отметил, что еще в студенчестве его шеф специализировался в административном праве, что подтверждают и дипломная работа Расначса, и его публикации в прессе в годы атмоды. А государственное право не та сфера, чтобы приносить прибыль.

Не принадлежащий к цеху.

О том, что Дзинтарс Расначс не принадлежит к цеху судебной системы и не работал ни судьей, ни прокурором или адвокатом, напоминалось многократно. Бытует мнение, что без судебного опыта и авторитета в судебной системе нельзя работать министром юстиции. Что ж, Расначс действительно проигрывает на фоне, скажем, генерального прокурора Яниса Скрастиньша или председателя Верховного суда Андриса Гулянса. Мнение Арвида Дравниекса: "На мой взгляд, как раз в том-то и состоит преимущество Дзинтарса Расначса, что у него нет этих корпоративных связей, он не относится ни к одной из юридических "мафий" и не защищает интересы ни одной из них. Он политик, а политик никогда не может быть более знающим, чем эксперт".

Юридический опыт Дзинтарса Расначса формировался в юридическом отделе самоуправления Видземского предместья. Много внимания было уделено наследственному праву в рабочей группе земельной комиссии. Как юрист он внес определенный вклад в работу Центральной избирательной комиссии и в подготовку необходимых ей нормативных документов. В его юридической биографии фигурирует и должность заместителя директора в одном из юридических бюро.

Когда Саэйм обсуждал вопрос о выражении недоверия министру юстиции, его высказывания как не соответствующие закону расценил и путник Гирт Кристовскис, считающий, что столь ответственное лицо не вправе выступать с такими непродуманными и основанными на эмоциях заявлениями, хотя "намерения у Дзинтарса были самые лучшие, но дали о себе знать недостаточный опыт и нежелание считаться с тем, что старые козлы не преминут этим воспользоваться, чтобы ударить". Последнее обстоятельство, возможно, определяется его самонадеянностью. В то же время Г.Кристовскис, сам в свое время побывавший в подобной ситуации, в целом Расначса поддерживает и не считает его неспособным справляться с министерскими обязанностями.

Бремя самого молодого министра.

Уже в третьем правительстве Дзинтарс Расначс, которому сейчас 34 года, является самым молодым министром. "Он как бы отчужден от публики, но подчеркивает не свое превосходство, а превосходство своего статуса. Несколько опасаясь за соответствие ему своего возраста (молодости), он выработал образ хорошо дистанцированного политика", считает Карлис Лейшкалнс. В то же время в отношениях с людьми, бывшими с ним рядом в прежние годы, он достаточно прост.

К атрибутам формирования образа некоторые относят и бороду с очками, хотя бороду он отпустил еще в восьмидесятых. При вступлении в должность он столкнулся с еще одной проблемой - низким коэффициентом узнаваемости. Но министр знал, как с этим справиться, и выбрал правильного имиджмейкера, связанного со многими масс-медиа, и вскоре в разных журналах и газетах замелькали материалы о министре юстиции. Чаще всего его изображали в кругу второй семьи. У Расначса растут трое детей, которыми он очень гордится.

Повредить его тщательно вылепленному образу могли лишь мелкие напасти, часто преследующие тевземцев на разного рода вечеринках. Так, после Ивановой ночи на страницах газет появилась недурно изукрашенная физиономия некоего библиотекаря, поведавшего читателям, что его отделал министр юстиции. Правда, потом выяснилось, что тот всего лишь защищался.

Верность своей партии.

Если во времена Народого фронта Латвии Расначс был выраженным смутьяном-оппозиционером, представлявшим позднее отколовшееся радикальное крыло фронта, то его дальнейшая политическая деятельность в рядах Тевземей ун Бривибай/ДННЛ оказалась куда консервативнее. Одним из крупнейших достижений Дзинтарса Расначса, хотя и не индивидуальным, считается предвыборная кампания Тевземей ун Бривибай, оцененная как эффективная и элегантная даже политическими конкурентами. За счет выверенной работы при минимальных финансовых затратах ТБ на выборах добилась очень недурных результатов. Сам Расначс депутатский мандат, увы, не получил, чем поначалу был немало огорчен. Теперь он, правда, оценивает это обстоятельство положительно.

Айгар Йиргенс и Янис Страуме признали, что ТБ не жалеет о силах, затраченных на борьбу за портфель для Расначса. На своем посту он с завидной последовательностью проводит политику ТБ, ни на шаг не отступая от программных установок партии и правительства. Товарищи по партии отмечают не только работоспособность коллеги, но и его профессиональный рост. Заметили это и другие, причем проявляется это даже в таких нюансах, как министерская подпись. Если поначалу она робко жалась в уголочке, то теперь простирается по всему нижнему краю листа. Расначс верит своим коллегам и начал верить в себя. Верит он и гороскопам, учитывает расположение звезд. Может быть, былое увлечение прорицательством помогло ему строить свою жизнь.

Автор: Инара Эгле, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha