И латыши, и русские - это два берега одной реки, название которой - Латвия



Я рад, что наконец-то видные латышские политики и общественные деятели начали признавать реальность существования в Латвии двухобщинного государства. Мне приходилось говорить и писать об этом еще в 1994 году и призывать тогдашних лидеров латвийского государства признать эту реальность. Но тогда тезис о существовании в Латвии двухобщинного государства подвергался серьезной уничтожающей критике со стороны латышских политологов, считавших, что в стране не может существовать никакой иной общины, кроме латышской, а все разговоры о самоопределении русских в рамках латвийского государства - это либо от лукавого, либо от Интерфронта.

С пеной у рта отсутствие второй общины отвергали и сторонники социалистических идей из соцпартии, Равноправия, а также партии народного согласия. Для первых было неприемлемо иное разделение общества, кроме традиционного для прежних времен классового. Для вторых же противопоставление абстрактных общечеловеческих ценностей конкретным национальным было сутью их политической программы, своеобразной "изюминкой", которая должна была привлечь избирателей в ходе предстоящих выборов.

Реально же две общины существовали на территории Латвии достаточно долгий срок. Другое дело, что в советское время все национальное было глубоко придавлено, загнано в подполье и, естественно, не могло проявиться. Первой пробудилась и окончательно сформировалась латышская община, которая и воспользовалась плодами атмоды. Подчеркну, что в начале 90-х существовала реальная возможность гармонизировать межнациональные отношения. Для этого достаточно было предоставить всем национальным группам равные политические права, а также возможность адаптироваться к новой ситуации возрожденного Латвийского государства. Но эта возможность использована не была. И если латыши, составляющие более 50 процентов населения страны, вернули себе гражданство Латвийской Республики, то русские, а также представители других национальностей, говорящие на русском языке, в основной своей массе гражданства не получили. А следовательно, были отстранены от возможности легального участия в политической и общественной жизни Латвии.

Отсюда и те сложности, с которыми идет оформление русской общины и ее отношения к нынешнему латышскому национальному государству. Я подчеркиваю, именно оформление, а не формирование, поскольку сорок процентов населения уже в силу своей многочисленности являются общиной, с интересами которой любое демократическое государство не может не считаться. Но, к сожалению, латышская бюрократия вместо того, чтобы поощрять создание у русских нормальных демократических институтов представительства, предпочла оказывать на общину всяческое давление, предлагая в качестве альтернативы принцип интеграции, под которым подразумевается фактический отказ от родного русского языка и культуры и олатышивание сорока процентов населения Латвии. С точки зрения бюрократии, это наиболее удобный способ сохранить свое абсолютное господство в госучреждениях и серьезно потеснить русский бизнес, используя не методы честной конкуренции, а силу государства и языковое давление.

Результаты этого извращенного способа разрушения русской общины видны уже сегодня. Формируется отрицательное отношение к натурализации даже у тех, кто имеет право согласно нынешним законам получить гражданство Латвии. Лишь пять процентов русских неграждан, имеющих право на синий паспорт (в силу необходимости, а не огромного и пламенного желания!), прошли процедуру экзаменов. Замечу, что сами требования к знанию истории Латвии и латышского языка даже в нынешнем виде не представляют собой непреодолимый барьер для тех ста тысяч русских, которые предпочли не спешить записываться в очередь на натурализацию. По сути тем самым русские продемонстрировали одну из извечных черт русского народа: в случае какого-либо давления оказывать сопротивление, не участвуя ни в чем, так сказать "годить". Классический пример из этой области - Илья Муромец, пролежавший на печи тридцать три года и слезший с нее только тогда, когда обидчики вошли в родную хату...

Есть и еще одно последствие непризнания существования второй русской общины Латвии как полноправного участника общественной и экономической жизни страны. К сожалению, все больше и больше людей, утратив свои национальные русские черты, латышами так и не становятся. И все чаще в общественных местах можно встретить людей, которые через два русских матерных слова вставляют третье латышское и наоборот.

На мой взгляд, все беды латышских политиков связаны, в первую очередь, с непризнанием ими простой, но соответствующей реалиям сегодняшнего дня истины: Латвия для большинства русских такая же родина, как и для латышей. И не стоит считать всех нас оккупантами и людьми, способными продать Латвию за кусок колбасы. Конечно, можно решить проблему русских (исходя из теоретической установки об их чужеродности для Латвии!) самым легким способом: вытеснить их в соседние славянские государства силовыми методами. Но, как показывает исторический опыт, в том же Алжире, из которого в конце 50-х годов были вытеснены миллионы французов, подобные методы обходятся слишком дорого. В Алжире ради пресловутой идеи этнически чистого государства погибли три миллиона арабов. Есть и более близкие примеры, такие, как югославский.

Поскольку для маленькой Латвии, к тому же стремящейся в Европу, подобный радикальный метод решения русского вопроса слишком обременителен, необходимо решать вопрос сосуществования двух крупнейших этносов Латвии - латышского и русского - путем мирного сотрудничества. Пора перестать бороться против реальности в виде существования двухобщинного государства, а попытаться использовать эту ситуацию на благо Латвии. И для начала государству следовало бы помочь русской общине создать свои легальные представительские органы, которые могли бы выражать мнение общины и защищать ее интересы в рамках Сатверсме. Если же загонять русских в угол новым вариантом закона о языке (который, по сути, вторгается в самую деликатную сферу частного предпринимательства и частной жизни, а также угрожает существованию русского образования в Латвии), то в ответ можно получить самую неадекватную реакцию.

Нет, почти наверняка русские не будут взрывать памятник Свободы, как это сделали латышские экстремисты с памятником освободителям в Пардаугаве. Надеюсь и на то, что с учетом уже сформировавшегося у русских в условиях Латвии более нордического характера никто не будет выходить за рамки закона и бряцать оружием в отношениях с соседней латышской общиной. Но может произойти следующее: люди, оставшиеся без защиты и без возможности выразить свои национальные интересы в рамках латвийского государства, в массовом порядке начнут принимать российское гражданство, надеясь на защиту восточного соседа. Ума не приложу, что будут делать латышские радикалы с полумиллионной армией российских граждан, проживающих на территории Латвии. А ведь эти люди легко могут стать объектом манипуляций уже со стороны радикально настроенных московских чиновников, некоторые из которых до сих пор спят и видят Латвию в составе империи.

Поэтому я призываю осознать нынешнее реальное положение вещей и исходить не из взаимных национальных претензий и национальной ненависти, а из интересов Латвии, которые не всегда адекватны интересам отдельных латышских партий, пусть даже самых громких и патриотичных. Я никогда не сомневался, что латыши и русские - это два берега одной реки, название которой Латвия. И для блага Латвии было бы лучше, если бы мы строили мосты взаимного сотрудничества, а не пытались топить друг друга.

Автор: Андрей Воронцов, Диена

Автор: Midge
Добавлено: 03.06.2016 05:50
0

Good point. I hadn't thhogut about it quite that way. :) http://cyxzfv.com [url=http://kljhfak.com]kljhfak[/url] [link=http://qeigbfag.com]qeigbfag[/link]

Автор: Nelda
Добавлено: 30.05.2016 07:04
0

Grazi for manikg it nice and EZ.

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha