Какие нежности при нашей бедности



"Ревизор" Гоголя в Новом Рижском театре - это отходная советской жизни.

Главный режиссер Нового Рижского театра Алвис Херманис поставил гоголевского "Ревизора" так, что зал хохочет и почти рыдает. Классический текст прекрасно лег на образы недавнего прошлого. Нашего общего прошлого. Отчего бы не вспомнить?

И не надо охов по поводу классики: она все стерпит, не впервой. Над "Ревизором" в 1926 году глумился сам Мейерхольд, позже эту постановку блестяще спародировали Ильф и Петров. А представьте себе буквалистскую постановку пьесы? Чума, скукотища.

Стильный совок.

Как правило, главный режиссер Нового Рижского театра Алвис Херманис ставит интересно, но от его предыдущих работ часто оставалось ощущение, что это скорее поиски, чем находки: то необычно, это любопытно, остроумно и пр. - но в целое как-то не складывается. "Ревизор" же сделан на одном дыхании, легко и убедительно.

Место действия - столовка в провинциальном советском городке, что может быть более выразительно, чем общепит при совке*, где отсутствие стиля оборачивается высокой стильностью. Время действия - 70-е, о чем свидетельствуют наряды героев и проникновенно-назойливые мелодии из "Семнадцати мгновений весны". Все остальное - чистый Гоголь: персонажи, текст. Херманис не позволяет себе никаких перекличек с сегодняшним днем, никакой русско-латышской языковой игры (что так популярно в местных юмористических скетчах). Зал постоянно взрывается хохотом - как от того, что происходит на сцене, так и от текста самого Николая Васильевича.

Кто герои "Ревизора"? Да сплошь жулики, кроме разве что несчастной унтер-офицерской вдовы, но ее-то как раз Херманис и выкинул из пьесы, равно как и злодея Держиморду - оба эти персонажа, как крайности, мешают херманисовской концепции. Ему нужны люди как люди, простые провинциальные жулики, без размаха. Для пущей человечности режиссер сделал их претолстыми, правда, кажется, прошляпил при этом. Полнота эта - рыхло-болезненная (у мужчин с гипертрофированными задами) и выглядит типично американской - результатом элементарного обжорства модифицированным фаст-фудом, советские же деятели от каш да картошки были полнокровными здоровяками. Но все равно стилистически герои напоминают персонажей Кукрыниксов и Райкина, а также анимационного фильма студии "Пилот" "Его жена - курица".

Серенада для поварешки.

Итак, утро в столовой. Появляются повариха, буфетчица, уборщица. Гипертрофия форм, взбитые прически, двигаются медленно, с тем неподражаемым советским достоинством - "вас много, я - одна". Тут же, словно пародируя их, прохаживаются роскошный петух и пара куриц. Этот петух еще аукнется (кукарекнется?) в финале. В зал тянет типичным столовским духом. И тут нам устраивают этакую альбу, утреннюю серенаду: ее блестяще исполняют на кастрюлях, поварешках, деревянных счетах, дверцах холодильника. Когда в середине второго действия к ним добавятся половые тряпки, а тетки, подтирая пол, задерут зады, зал будет просто реветь от восторга. (Помните группу Stomp, которая делала музыку на различных бытовых предметах? Месяца три назад она гастролировала в Москве и их почему-то показали по телевидению как затравку к "За стеклом".).

Все актеры потрясающе артистичны, пластичны, словно купаются в роли. Великолепен суетливый городничий в исполнении Гундара Аболиньша. Роскошна в своем хамстве, жеманстве и беззащитности Анна Андреевна (Гуна Зариня), глупа и трогательна Марья Антоновна (Байба Брока). От всей компании отличаются Хлестаков и Осип. Хлестаков (Вилис Даудзиньш) щуплый, в клешах, лохматый, с голодным взором типа "волка ноги кормят", да он и похож на волка из "Ну, погоди!", только еще более затрюханный. Красавец Осип (Андрис Кейшс) - жанр первого парня на деревне, покрыт пучками черных волос, на голове лисья ушанка, он самый здравый и вменяемый персонаж, использует бабью тоску одиночества и вовремя принимает решение смотаться.

Смейтесь, смейтесь.

Великолепно, с балетной проработанностью решена сцена мздоимства, когда на поклон к Хлестакову приходят все главные чины города. Она выстроена как своеобразный дивертисмент, немного самодостаточный, оттого несколько затянутый - но зал смотрит затаив дыхание, чтобы потом опять с облегчением хохотать.

И так, смеясь, внезапно начинаешь понимать: да это же не сатира, а лирика. Герои-то все такие нелепые, непобедительные, небогатые, немодные - и вызывают чуть ли не умиление. Это как у детей-бунтарей: только став взрослыми и увидев, что родители вовсе не такие страшные, что у них есть слабости, что их можно пожалеть, отпрыски начинают старших любить. Примерно так и Алвис Херманис, смеясь, вполне беззлобно, даже нежно, расстается с прошлым, любуясь при этом его стилистическим совершенством.

А сказать, что сегодняшние начальники не взяточники, значит, грубо нарушить правду жизни. Просто сегодня стилистика другая. Да и ставки - не чета прежним.

Автор: Катерина БОРЩОВА, Телеграф

Автор: Dontarrious
Добавлено: 03.06.2016 05:58
0

That's a nicely made answer to a chiglenlang question http://lzpzvo.com [url=http://pkppnel.com]pkppnel[/url] [link=http://mvdlkyilndw.com]mvdlkyilndw[/link]

Автор: Justis
Добавлено: 01.06.2016 07:45
0

I guess finding useful, reliable infaomotirn on the internet isn't hopeless after all.

Автор: Deandre
Добавлено: 01.06.2016 01:08
0

Help, I've been informed and I can't become ignatonr. http://mzoueukmoln.com [url=http://badpcpt.com]badpcpt[/url] [link=http://rdtncahxg.com]rdtncahxg[/link]

Автор: Spud
Добавлено: 30.05.2016 12:10
0

Van mijzelf walgen soms, als ik mijzelf teveel vewlaarroos. Ik denk dat het verval eerst nog verder moet intreden. Loslaten is een levenslange oefening. Ik ben er vrij goed in geworden. Ik bijt mij nu alleen nog vast in wat mij echt aan het hart gaat. Het is een wankel evenwicht en ik val met regelmaat van de balk.

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha