Штрафы за нелегальное трудоустройство



Еще один способ быстрого пополнения бюджета штрафами, кроме сделок в наличных деньгах, - отлов нелегальных работников. Занимается этим Государственная трудовая инспекция. Трудоустройство без трудового договора у нас считается тяжким правонарушением, и минимальный штраф за него - 750 латов для юридического лица. Никакие оправдания (типа "не успели", "ошиблись", "не думали, что это так важно") суды во внимание обычно не принимают. Хотя иногда от штрафов удается отбиться. А иногда - нарваться на штраф там, где его могло и не быть.

Претензии Государственной трудовой инспекции (ГТИ) основаны на следующих требованиях Закона о труде (ЗОТ). Согласно части первой статьи 28 ЗОТ работодатель и работник устанавливают взаимные трудовые отношения трудовым договором.

В свою очередь статьей 39 ЗОТ установлено, что трудовой договор считается заключенным с момента, когда работник и работодатель пришли к соглашению о выполняемой работе и оплате труда, а также о дальнейшем подчинении работника установленному трудовому распорядку и распоряжениям работодателя.

Частью первой статьи 40 ЗОТ установлено, что трудовой договор должен быть заключен в письменном виде. Частью шестой этой статьи установлено, что работодатель обязан обеспечить заключение трудового договора в письменном виде и вести учет заключенных трудовых договоров.

Согласно части второй статьи 41 ЗОТ в случае, когда работник и работодатель (или хотя бы одна из сторон) приступили к выполнению оговоренных обязанностей, не отвечающий письменной форме трудовой договор имеет такие же правовые последствия, как и договор, изложенный в письменной форме.

Таким образом, из упомянутых правовых норм вытекает, что работодатель привлекается к административной ответственности, если наступила совокупность следующих обстоятельств:

1) работник и работодатель пришли к соглашению об установлении трудовых правовых отношений;

2) работник приступил к работе согласно этому соглашению;

3) соглашение не оформлено в письменном виде.

Находился на рабочем месте - значит, работал.

Постановление административного районного суда г. Риги № 1-0127-11/15 от 31.10.2011 г. по делу № A142012009.

Предмет спора.

При проведении обследования для выявления нелегальной занятости инспекторы Государственной трудовой инспекции констатировали, что 31 июля 2009 года Д.Б. и И.С. находились в рабочих помещениях ООО SST в рабочей одежде около рабочих станков. Из этого был сделан вывод, что указанные лица состояли в трудовых отношениях с ООО SST, так как, находясь в рабочее время в рабочей одежде в рабочих помещениях общества, используя оборудование ООО SST, подчиняясь указаниям руководителя производства, то есть подчиняясь определенному трудовому распорядку и распоряжениям работодателя, изготавливали металлоконструкции, значит, договорились о выполняемой работе.

Согласно объяснениям И.С. оплата труда была установлена по соглашению сторон. Кроме этого, согласно данным Коммерческого регистра одним из видов деятельности ООО SST является именно производство металлоконструкций. Согласно объяснениям Д.Б. и И.С. они являются безработными, что указывает на то, что они не имеют постоянного источника доходов.

Поскольку с указанными лицами не был заключен письменный трудовой договор, ООО SST было привлечено к административной ответственности по части второй статьи 41 Кодекса об административных правонарушениях Латвии (КоАПЛ) за нарушение части второй статьи 40 ЗОТ с применением денежного штрафа в размере 750 латов.

Позиция работодателя.

ГТИ не учла, что с физическими лицами И.С. и Д.Б. была заключена сделка в толковании статьи 1473 Гражданского закона (ГЗ), которая не требует письменной формы. Согласно условиям сделки руководитель производства разрешил указанным физическим лицам изготовить с использованием оборудования предприятия металлоконструкции для своих нужд. В связи с тем, что между ООО SST и указанными лицами были учреждены гражданскоправовые отношения, а не трудовые правовые отношения, трудовой договор не был заключен, так как для этого не было правовых оснований.

При изготовлении металлоконструкций для своих нужд И.С. и Д.Б. не могли находиться в рабочих помещениях ООО SST в нерабочее время, так как в нерабочее время нахождение посторонних лиц на территории ООО SST запрещено. То, что И.С. и Д.Б. находились в рабочих помещениях общества и использовали его оборудование, вытекает из гражданскоправовой сделки.

То, что И.С. и Д.Б. носили рабочую одежду, и то, что они являются безработными, не влечет за собой трудовых отношений.

Мнение суда.

По делу констатированы следующие фактические обстоятельства:

- И.С. и Д.Б. находились в рабочих помещениях ООО SST в рабочей одежде около рабочих станков. У упомянутых лиц были взяты объяснения;

- И.С. и Д.Б. работали в ООО SST несколько недель. Акт собственноручно подписали Д.Б. и И.С.;

- руководитель производства указал, что Д.Б. и И.С. не являются работниками, поэтому с ними не были заключены трудовые договоры. Они изготавливали металлоконструкции для собственных нужд;

- в объяснениях Д.Б. указал, что он в рабочих помещениях ООО SST 31 июля 2009 года изготавливал металлоконструкции для собственных нужд;

- в объяснениях И.С. указал, что с 27 июля 2009 года он изготавливал металлоконструкции. Работой его обеспечивал представитель общества, оплата труда сдельная.

Суд не имеет оснований сомневаться в правдивости объяснений И.С., так как он не констатировал возможную материальную или иную заинтересованность в исходе дела или иные факторы, которые могли бы повлиять на достоверность объяснений. Поэтому суд считает доказанным, что между И.С. и ООО SST существовали трудовые отношения.

В свою очередь Д.Б. категорически отрицал, что он был трудоустроен, подчеркивая, что в тот день он изготавливал металлоконструкции для себя. Поэтому суду не удалось получить доказательств того, что между ООО SST и Д.Б. было достигнуто соглашение об установлении трудовых отношений.

Объяснения руководителя производства суд не считает достоверными, так как он является работником истца и может быть заинтересован в исходе дела.

Однако даже если был доказан факт трудоустройства одного работника, истец, не заключив с этим лицом трудовой договор, допустил нарушение, за которое он должен быть привлечен к административной ответственности, поскольку состав части второй статьи 41 КоАПЛ распространяется на нарушение как против одного лица, так и против нескольких лиц.

Окончательный вердикт.

Иск отклонить. Решение Государственной трудовой инспекции оставить без изменения.

Трудовой договор должны подписать обе стороны.

Постановление административного районного суда г. Риги № A00484-12/16 от 28.02.2012 г. по делу № A420668010.

Предмет спора.

При проведении проверки ГТИ в ООО ADM было констатировано, что трудовой договор с Д.Ш. был заключен 8 февраля 2010 года, хотя на одной из накладных была зафиксирована подпись Д.Ш. от 27 октября 2009 года. Таким образом, была нарушена часть первая статьи 40 ЗОТ.

За совершенное нарушение истец был привлечен к административной ответственности по части второй статьи 41 КоАПЛ с наложением денежного штрафа в размере 750 латов.

В решении о привлечении к административной ответственности указано, что:

- Д.Ш. был принят на работу 20 октября 2009 года, однако из трудового договора видно, что он подписан только представителем ООО ADM;

- 27 октября 2009 года Д.Ш. принял в кафе ООО ADM доставленные напитки, что подтверждает подпись упомянутого лица на товарной накладной;

- так как истец и Д.Ш. пришли к соглашению о выполняемой работе, подчинении определенному трудовому распорядку и лицо приступило к работе, между сторонами констатированы признаки трудовых отношений.

Позиция работодателя.

В решении обоснованно сделан вывод, что Д.Ш. находился в трудовых правовых отношениях с истцом с 27 октября 2009 года, поскольку согласно статье 1488 ГЗ сделка, которую исполнили обе стороны, имеет такую же силу, какую она имела бы, если бы была записана, и то, что после нее уже было дано или сделано, нельзя просить обратно. Это полностью соответствует части второй статьи 41 ЗОТ.

В конкретном случае трудовые отношения в Д.Ш. были прекращены 18 февраля 2010 года. Упомянутый факт следует принять во внимание, поскольку ЗОТ направлен на защиту интересов работника в случае гражданскоправового спора. Между истцом и Д.Ш. разногласий не имеется, поэтому констатированные в ходе проверки формальные признаки нарушения не могут являться основанием для применения административного штрафа.

Мнение суда.

Для привлечения истца к административной ответственности следует констатировать предусмотренную КоАПЛ совокупность объективных и субъективных признаков: объект правонарушения, объективную сторону, субъект и субъективную сторону.

В конкретном случае ГТИ констатировала, что истец как работодатель не обеспечил заключение трудового договора с Д.Ш. в письменном виде, хотя трудовые отношения между истцом и Д.Ш. существовали с 20 октября 2009 года. Таким образом, ГТИ обоснованно констатировала в действиях истца состав правонарушения, предусмотренного частью второй статьи 41 КоАПЛ. Если в действиях лица констатирован состав административного правонарушения, к этому лицу применяется штраф как предусмотренное законом средство административной ответственности.

При определении штрафа учреждение не может действовать произвольно, оно должно применять штраф в размере, предусмотренном санкцией для соответствующего правонарушения. К истцу был применен минимальный денежный штраф - 750 латов. Таким образом, никакие обстоятельства (характер правонарушения, смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства, имущественное положение) не могут повлиять на размер примененного штрафа, так как ни учреждение, ни суд не могут применить штраф меньше размера, установленного санкцией.

Суд может согласиться с аргументом истца о том, что первичной целью соблюдения письменной формы трудового договора является защита прав и законных интересов работника, однако суд не согласен с тем, что в случае, когда не констатировано реальное ущемление прав работника, административный штраф не надо применять.

Административный штраф применяется с целью воспитания лица в духе соблюдения законности и правил общежития, а также для того, чтобы нарушитель и другие лица не совершали новых нарушений. Целью штрафа является наказание нарушителя за совершенное правонарушение, и применение штрафа не зависит от того, констатировано ли реальное ущемление прав работника.

Суд также не считает, что совершенное правонарушение можно признать малозначительным. Санкция из части второй статьи 41 КоАПЛ указывает на то, что законодатель, осознавая высокую опасность правонарушений такого рода, предусмотрел за незаключение трудового договора в письменном виде суровое наказание.

Кроме этого, в конкретном случае не констатированы никакие особые или чрезвычайные обстоятельства, которые свидетельствовали бы о несоразмерности примененного штрафа. Как раз напротив, как обоснованно указал представитель инспекции, истец продолжительное время не обеспечивал оформление трудовых правовых отношений согласно требованиям правовых норм.

Окончательный вердикт.

Иск отклонить. Решение государственной трудовой инспекции оставить без изменения.

Вы оформили недостающие документы, но мы все равно вам не верим.

Постановление административного районного суда г. Риги № 1-0225-11/7 от 21.10.2011 г. по делу № 142030610.

Предмет спора.

При проведении проверки 6 октября 2009 года на торговом месте ООО LLL инспектор ГТИ констатировал, что на торговом месте без заключенного в письменном виде договора рабочие обязанности выполнял Р.С. За нарушение статьи 28 и части первой статьи 40 ЗОТ ООО LLL было привлечено к административной ответственности по части второй статьи 41 КоАПЛ с наложением денежного штрафа в размере 750 латов.

В ходе проверки было констатировано следующее:

- во время проверки Р.С. пояснил, что работает на торговом месте без заключенного в письменном виде договора;

- 6 октября 2009 года Р.С. дал еще одно объяснение, в котором указал, что работает в ООО LLL с сентября. В сентябре он отработал 20 дней и получил 150 латов;

- во время проверки на торговом месте не были предъявлены трудовые договоры;

- 8 октября 2009 года член правления общества предъявил трудовой договор, заключенный с Р.С., табель учета рабочего времени за август, сентябрь и октябрь 2009 года, сведения о работополучателях, которые ООО LLL подало СГД 8 октября 2009 года в 5.03. Из табеля учета рабочего времени за сентябрь 2009 года видно, что общество учитывало отработанные Р.С. часы начиная с 21 сентября 2009 года. Всего было учтено 48 рабочих часов за восемь отработанных дней.

Позиция работодателя.

Поскольку представитель ООО LLL 8 октября 2009 года предъявил трудовой договор с Р.С., нельзя считать обоснованным утверждение, что трудового письменного договора не было. ООО LLL виновно только в том, что заключенный с работником трудовой договор не был предъявлен во время проверки на торговом месте. Однако это обстоятельство никоим образом не относится к части первой статьи 40 ЗОТ, которая регламентирует заключение трудового договора в письменном виде.

ГТИ должна учесть также то, что работник Р.С. выполнял общественно заметные функции, контактировал с клиентами, а не работал на дальнем складе. Это свидетельствует о том, что работодатель не пытался скрыть занятость конкретного работника на предприятии, чтобы уклониться от уплаты налогов.

Мнение суда.

Оценив полученные по делу доказательства во взаимосвязи, суд считает доказанным факт, что истец трудоустроил Р.С. без заключенного в письменном виде договора. Этот факт доказывает составленный должностным лицом ГТИ акт, в котором констатировано, что во время проверки трудовой договор и другие документы не были предъявлены и в котором Р.С. подтвердил, что с ним не был составлен письменный трудовой договор, а также объяснение Р.С., в котором указано, что он отработал 20 дней и получил 150 латов. Упомянутое свидетельствует о том, что лицо приступило к выполнению рабочих обязанностей, однако договор не был заключен.

Предъявленные учреждению трудовой договор, копии журнала регистрации трудовых договоров и журнала инструктажа по защите труда, списки работников, занятых в периоде таксации копии списков учета рабочего времени, сведения о работополучателях, которые истец подал в Службу государственных доходов, формально подтверждают факт, что с Р.С. был заключен трудовой договор. Однако эти доказательства сами по себе не подтверждают того, что трудовой договор был заключен до того, как трудоустроенное лицо приступило к выполнению трудовых обязанностей.

Хотя в трудовом договоре и указана дата его заключения (21 сентября 2009 года), эти сведения противоречат другим констатированным по делу обстоятельствам. Вопервых, все упомянутое противоречит предоставленными Р.С. сведениям, утвержденным составленным должностным лицом ГТИ актом и объяснениям Р.С. Вовторых, суд учитывает, что трудовой договор и другую документацию истец предоставил учреждению только 8 октября 2009 года после проведения проверки. Также сведения в Службу государственных доходов истец подал только 8 октября в 5.03, то есть после проведения проверки. При таких обстоятельствах предоставление учреждению трудового договора 8 октября 2009 года свидетельствует о том, что указанная в договоре дата заключения не отвечает действительным обстоятельствам.

Окончательный вердикт.

Иск отклонить. Решение Государственной трудовой инспекции оставить без изменения.

Договор подряда - не трудовой. Он может быть и устным.

Постановление административного районного суда г. Резекне № 1-1050-11/42 от 08.11.2011 г. по делу № 142105710.

Предмет спора.

В ходе проведения проверки физического лица И.П. 18 мая 2010 года было констатировано, что А.Р. выполнял работу, на которую не был предъявлен ни заключенный в письменном виде трудовой договор, ни другой гражданскоправовой договор. Таким образом, физическое лицо нарушило ЗОТ и совершило правонарушение, предусмотренное частью второй статьи 41 КоАПЛ. Решением ГТИ на И.П. был наложен денежный штраф в размере 100 латов.

В решении указано, что физическое лицо И.П. без возражений подписало акт от 18 мая 2010 кода о констатированных фактах, в котором был указано, что оно не заключило письменный трудовой договор и оплата была согласована устно. В объяснении И.П. указал, что он давал задание А.Р., но никакого договора с ним не было.

Должностное лицо ГТИ констатировало признаки наличия трудовых правовых отношений: выполнение определенной работы; соглашение об оплате труда; подчинение определенному трудовому распорядку.

В суде представитель ГТИ дополнительно указал, что резка металла считается опасной работой, поэтому следовало заключить трудовой договор, чтобы работник мог получить социальные гарантии, например, при наступлении несчастного случая.

Позиция работодателя.

Согласно части второй статьи 28 ЗОТ существенными составными частями трудового договора в гражданскоправовом значении являются: 1) соглашение о выполнении известной работы; 2) работа за вознаграждение. Однако под влиянием публичноправового элемента такими составными частями договора следует признать также: 3) обязанность работника подчиняться определенному трудовому распорядку и распоряжениям работодателя; 4) обязанность работодателя обеспечить надлежащие условия труда и 5) письменную форму договора. Трудовой договор считается окончательно заключенным с момента, когда работник и работодатель достигли полного соглашения обо всех существенных составных частях договора с целью установить взаимные обязательства.

В свою очередь согласно договору подряда одна сторона обязуется выполнить для другой стороны за известное вознаграждение своими рабочими инструментами и оборудованием какойлибо заказ (ст. 2212 ГЗ). Основным признаком договора подряда является передача результата труда.

Согласно заключенному соглашению А.Р. как специалистгазосварщик подрядился за определенную плату выполнить резку конкретного объема металлолома. Он работал самостоятельно своими инструментами и оборудованием, выполнял краткосрочную работу, объем металлолома был ограничен. Для заказчика был важен только конечный результат работы.

Мнение суда.

Оценив имеющиеся доказательства по делу, суд сделал вывод, что наличие трудовых правовых отношений между истцом и А.Р. не доказано.

Согласно статье 2178 ГЗ трудовым договором одна сторона обязуется выполнять для другой стороны работу за вознаграждение. Как установлено частью второй статьи 2179 ГЗ, если целью обязательства является не работа вообще, а какойлибо определенный результат работы, договор на нее считается не трудовым договором, а договором подряда.

Частью первой статьи 2212 ГЗ установлено, что по договору подряда одна сторона обязуется выполнить для другой стороны за известное вознаграждение своими инструментами и оборудованием какойлибо заказ, изготовить какуюлибо вещь или провести какоелибо мероприятие. Таким образом, цель договора подряда направлена на конкретный результат, а целью трудового договора является работа сама по себе.

По договору подряда подрядчик работает в условиях большей самостоятельности, не подчиняясь правилам трудового распорядка. Его деятельность больше ориентирована на достижение определенного конкретного результата. Он приглашается как специалист для выполнения заказа, поэтому заказчик не может давать распоряжения, как выполнять заказ (с отдельными оговорками). В своей работе подрядчик обычно использует свои инструменты и оборудование.

Из имеющихся по делу доказательств следует, что А.Р. обязался за определенное вознаграждение разрезать для истца металлолом. Количество металлолома было ограничено, и работа была кратковременной, также не было соглашения о подчинении А.Р. установленному работодателем трудовому распорядку, и А.Р. работал своими инструментами.

Упомянутые объяснения не противоречат другим материалам по делу и поэтому достойны доверия. Доказательств обратного, т.е. что А.Р. выполнял постоянную работу, подчиняясь установленному работодателем трудовому распорядку, по делу нет. Из этого следует, что обстоятельства дела указывают на наличие подрядных правовых отношений, а не трудовых правовых отношений.

Окончательный вердикт.

Иск удовлетворить. Решение Государственной трудовой инспекции отменить и прекратить дело.

Мы не работники - мы работаем только за еду.

Постановление административного районного суда г. Риги № A 02222-11/21 от 16.09.2011 г. по делу № A 420597310.

Предмет спора.

Должностное лицо ГТИ констатировало, что на строительном объекте, принадлежащем Е.А., работают лица, с которыми не заключены письменные трудовые договоры. Таким образом, Е.А. нарушил требования части первой статьи 28, части первой и шестой статьи 40 ЗОТ и совершил административное правонарушение, предусмотренное в части второй статьи 41 КоАПЛ. Решением ГТИ Е.А. был привлечен к административной ответственности с наложением денежного штрафа в размере 120 латов.

Позиция работодателя.

Е.А. не находится с лицами, занятыми на строительном объекте, в трудовых правовых отношениях, поскольку не выплачивается заработная плата или вознаграждение иного вида, не установлено время работы, а обеспечение работников рабочей одеждой и пищей есть создание нормальных условий для занятых на строительном объекте лиц.

В решении указано, что между истцом и лицами, занятыми на объекте, существуют не гражданскоправовые отношения, вытекающие из договора подряда, но в этих отношениях усматриваются признаки трудовых правовых отношений. При этом в решении не конкретизировано, по каким предусмотренным законом условиям усматриваются эти признаки.

Ссылка на статью 2212 ГЗ неуместна, поскольку Е.А. не указывал, что заключенные договоры о добровольном партнерстве следует считать трудовыми договорами. Если инспекция считает вознаграждением еду и рабочую одежду, то такой вывод является ошибочным, поскольку это не вознаграждение, а создание нормальных условий работы. Поэтому на отношения между Е.А. и лицами, занятыми на строительном объекте, не распространяются ни условия статей 2180 и 2181 ГЗ, ни условия статей 28 и 41 ЗОТ.

Мнение суда.

Суд констатировал по делу следующие обстоятельства:

- в ходе обследования строительного объекта, принадлежащего физическому лицу, было констатировано, что проводятся работы нулевого цикла постройки жилого дома;

- на строительном объекте находились работники (3 человека);

- между работниками и владельцем объекта заключены договоры о добровольном партнерстве при постройке индивидуального дома в свободное время.

Представитель истца пояснил ГТИ, что между истцом и лицами, занятыми на объекте, нет трудовых правовых отношений. Заключенные между сторонами договоры отвечают условиям договора подряда. Еда - это бартерный договор, а рабочая одежда необходима для работы. Работники выполняют работу в свободном режиме по своему усмотрению.

Суд констатировал, что по делу имеется спор о том, нарушил ли истец условия части первой статьи 10.2 закона "О строительстве", которой установлено, что если для выполнения строительных работ требуется акцептованный строительный проект и строительное разрешение, между участниками строительства, кроме членов семьи и родственников первой и второй степени родства, следует заключить письменный трудовой договор или договор подряда. Частью второй упомянутой статьи установлено, что если для строительства не требуется акцептованный строительный проект и строительное разрешение, обязанности и права участников строительства в отношении формы договора определяют ГЗ, ЗОТ и другие нормативные акты.

Из имеющихся по делу доказательств суд сделал вывод, что истец и работники не являются членами семьи Е.А. и не состоят с ним в родстве первой или второй степени.

Как вытекает из предъявленных договоров о добровольном партнерстве, стороны договорились выполнять работу вообще, а не выполнить конкретную работу с определенным результатом, как это бывает в случаях, когда заключен договор подряда.

Кроме этого, из материалов дела вытекает, что истец обеспечивал работников необходимой для работы оснасткой, рабочей одеждой, едой и создавал надлежащие условия труда. Оценив содержание договоров о добровольном партнерстве и соответствие этих договоров конкретной ситуации на объекте, суд сделал вывод, что в конкретном случае в договорных отношениях имеются признаки трудового договора.

Учитывая то, что истец не заключил письменные трудовые договоры с занятыми на строительном объекте лицами, суд признает, что своими действиями истец нарушил требования части первой статьи 10.2 закона "О строительстве". Так как по делу считается доказанным, что занятые на объекте лица находились в трудовых правовых отношениях с истцом без заключенных в письменном виде трудовых договоров, истец совершил правонарушение, предусмотренное частью второй статьи 41 КоАПЛ.

В отношении примененного штрафа суд не имеет возможности решать, необходим ли он, поскольку санкцией вообще не предусмотрено неприменение штрафа.

Оценив личность истца, его имущественное положение, полученные за последний год доходы, суд считает наложенный штраф соразмерным. При определении размера штрафа обоснованно были учтены отягчающие ответственность обстоятельства. Занятые в строительстве лица подвержены риску травматизма, и незаключение с ними письменного трудового договора ведет к тому, что могут быть нарушены социальноэкономические, политические и личные права и свободы этих лиц.

Окончательный вердикт.

Иск отклонить. Решение Государственной трудовой инспекции оставить без изменения.

Наличие пропуска - еще не трудовые отношения.

Постановление административного районного суда г. Елгавы от 11.11.2011 г. по делу № 142125510.

Предмет спора.

При проведении 17 мая 2010 года ГТИ проверки документов на строительном объекте было констатировано, что на объекте работают работники ООО AAA. При проведении дополнительной проверки 20 мая 2010 года было констатировано правонарушение: работники ООО AAA были трудоустроены без письменного трудового договора.

За нарушение, предусмотренное частью второй статьи 41 КоАПЛ, на ООО AAA был наложен штраф в размере 750 латов.

Позиция работодателя.

В поданном ООО AAA генеральному подрядчику списке работников были указаны только потенциальные работники истца, которые могли бы работать на этом объекте. Но так как строительные работы не начались, трудовые договоры с этими лицами не были заключены. Так же в табелях учета рабочего времени за март и апрель 2010 года не учитывалось рабочее время этих лиц.

Сообщение о работниках генподрядчику было подано согласно требованиям правил Кабинета министров № 92 от 25 февраля 2003 года "Требования к охране труда при выполнении строительных работ". Список надо было подать до начала работ, чтобы можно было подготовить для работников пропуска для доступа на территорию строительного объекта, а также были зарезервированы номера трудовых договоров, которые были бы заключены, если бы заказчик обеспечил своевременное начало работ на строительном объекте. Сообщение было подано заранее, так как изготовление удостоверения лица, занятого на строительном объекте, требует значительно более продолжительного времени, чем регистрация трудовых договоров в Службе государственных доходов.

Мнение суда.

Из имеющихся доказательств по делу вытекает, что в момент проверки (20 и 27 мая 2010 года) учреждение констатировало наличие списка работников, о чем по делу нет спора.

Оценивая имеющиеся доказательства по делу, суд сделал вывод, что наличие трудовых правовых отношений между истцом и работниками не доказано, то есть из доказательств нельзя сделать вывод, что работники начали работу, и это в ходе проверки констатировали должностные лица учреждения.

Из изложенных истцом обстоятельств следует, что было достигнуто только устное соглашение о выполнении конкретных работ, как только это будет необходимо, и для выполнения требований правовых норм подрядчику были поданы списки работников, которые будут обеспечивать выполнение этих работ.

Упомянутые объяснения не противоречат другим материалам по делу, например, справке, данной генподрядчиком, показаниям свидетеля (одного из потенциальных работников) о том, что надо было оформить какието документы и предоставить фотографию, чтобы получить пропуск. Но после неоднократных телефонных звонков бригада работу так и не начала, а после этого нашла другую работу. На объекте он не появлялся.

Суд считает, что выводы учреждения о том, что с работниками было достигнуто соглашение об установлении трудовых правовых отношений, оплате труда, обязанностях и времени работы, не свидетельствуют о том, что работники реально начали выполнять свои рабочие обязанности. Поэтому учреждение не имело правового основания считать, что истец, подав подрядчику строительства список работников, с 1 марта 2010 года трудоустроил этих работников на объекте.

Окончательный вердикт.

Иск удовлетворить. Решение Государственной трудовой инспекции отменить и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

Подготовлено по материалам www.tiesas.lv ***.

Статья 41. Нарушение нормативных актов, регулирующих трудовые правовые отношения.

За незаключение трудового договора в письменной форме налагается денежный штраф на работодателя (физическое лицо или должностное лицо) от 100 до 300 латов, юридическое лицо - от 750 до 5 000 латов.

За необеспечение минимальной месячной заработной платы, если лицо трудоустроено на нормальное рабочее время, или необеспечение минимальной часовой тарифной ставки налагается денежный штраф на работодателя (физическое лицо или должностное лицо) от 300 до 400 латов, юридическое лицо - от 600 до 5 000 латов.

За предусмотренные частью первой настоящей статьи правонарушения, совершенные повторно в течение года после наложения административного штрафа, налагается денежный штраф на работодателя (физическое лицо или должностное лицо) от 250 до 500 латов, юридическое лицо - от 750 до 2 000 латов.

За предусмотренные частью второй и третьей настоящей статьи правонарушения, совершенные повторно в течение года после наложения административного штрафа, налагается денежный штраф на работодателя (физическое лицо или должностное лицо) от 400 до 500 латов, юридическое лицо - от 5 000 до 10 000 латов.

Из Кодекса об административных правонарушениях Латвии.

Автор: Майя АЛЕКСЕЕВА, Бизнес & Референт

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha