Подросток на весах Фемиды



Убийство отца сыном - случайность или запланированное преступление?

"Ну почему вы мне не верите?! - в глазах сидящего на скамье подсудимых подростка застыла мольба. - Я не хотел убивать отца, это вышло нечаянно. Я думал, патрон холостой..." Петя Федоров, житель Резекне, пытался уверить всех, что все произошедшее было чистой случайностью. Родные поверили. Судьи - нет. Год назад Латгальский окружной суд счел, что убийство было умышленным, и приговорил 15-летнего подростка к семи годам лишения свободы "Я не хотел...".

И вот теперь Верховный суд рассматривает апелляцию. За решеткой на большой жесткой скамье сидит парнишка - маленький (словно время остановилось для него на той страшной дате 29 июля 2000 года), потерянный, потухший, с печатью безнадежности на лице, давно не знавшем улыбки. Да тот ли это Петя, про которого все говорили, что рос он жизнерадостным, подвижным, озорным мальчиком? На все вопросы участников процесса отвечает вяло и односложно. "Откуда у тебя шрамы на голове?" - "Не помню..." - "Что ты рассказывал сокамерникам?" - "Не помню..." Но на одном стоит твердо: в умышленном убийстве он не виноват. И не мстил он отцу, потому что любил его. Да и за что мстить?

Он и в полиции, и в прокуратуре, и в суде рассказывал одну и ту же историю событий. И нигде себе не противоречил. Разве что дополнял рассказ новыми подробностями, вытянутыми из него следствием. И только один-единственный раз, в тюремной камере, рассказал иное. Но об этом разговор особый.

Мужские игры.

Петя Федоров, сейчас уже 16-летний, ангелом не был. Он уже успел обзавестись условной судимостью за кражу, да и на этот раз ему вменялось не только убийство родного отца, но и кражи, совершенные вместе со старшим братом Ромой и еще одним парнем. Впрочем, оставим эти кражи в стороне. К нашему повествованию они имеют лишь косвенное отношение. Просто суды всегда смотрят на наличие судимостей. Расклад получился не в пользу Пети.

Родители его были в разводе уже лет пять. Рома, на год старше, общался с отцом постольку поскольку. Петя же бегал к нему постоянно. Роман Федоров-старший работал охранником и был твердо убежден, что настоящий мужчина должен уметь обращаться с оружием и знать приемы борьбы. Оружие окружало детей чуть ли не с пеленок. Рома остался к нему равнодушен. А Петя заразился увлечением отца.

Когда еще семья жила вместе, отец играл с младшим сыном исключительно в "мужские" игры. Если что-то и рисовали, то пистолеты, автоматы, пулеметы, танки. Когда у Романа появился пистолет, он ездил с сыном стрелять по бутылкам. Уже в десять лет Петя умел разбирать и собирать пистолет, а в четырнадцать знал об оружии больше, чем взрослые. Это даже товарищи отца подтверждали.

Отец, нарушая все мыслимые инструкции, любил целиться в людей. Как говорят свидетели, он запросто мог шутки ради наставить дуло боевого пистолета на жену, детей, тещу, собаку... Все пугались, а Петя воспринимал как должное: если это делает отец, значит, так надо. Он стреляет в комнате? Ну и что? Зря мама сердится: папа знает, что делает. К тому же первый патрон в его пистолете всегда холостой. Уж он-то, Петя, отлично это знает.

Отец и сын.

Характер у Романа был крут. В воспитательных мерах он мог и за ремень схватиться. И это обстоятельство тоже сыграло против Пети: мол, отомстил сын отцу за побои. Мать и другие уверяли следствие, что после развода разборки с ремнем прекратились и отец ни разу больше не поднял на сына руку. Однако, родня убитого Романа свидетельствовала о другом. И был разговор в тюремной камере...

Мальчик становился старше и все теснее сближался с отцом. "Они любили друг друга, - говорила на допросах мать. - Любовь Пети к отцу переросла в обожание. Он даже хотел уйти к нему жить".

Когда у Романа поселилась невеста по имени Лиана, Петя отнесся к этому философски. Это ничего не изменило. Лиана приносила домой компьютер, и парень с увлечением играл на нем в игры. По словам Лианы, отца и сына связывали хорошие отношения и инцидентов между ними не было. Тем более скандалов. В последнее время сын стал даже ночевать у отца.

У Пети был свой комплект ключей от квартиры. Но за день до трагедии отец попросил их вернуть, потому что они с Лианой собирались переезжать на другую квартиру. Это обстоятельство тоже положило кирпич в растущее здание обвинения: если отец отнимает у сына ключи, значит, неспроста. К тому же Петя мог решить, что после переезда отец уже не будет уделять ему так много времени. И замыслил убийство. Эта версия логично вписывалась в разговор в тюремной камере.

Роковой выстрел.

Вечером 28 июля отец попросил: "Когда завтра придешь, принеси мне ключи и свой мяч. У нас будут спортивные занятия". Они все вместе вышли из квартиры. Отец пошел на дежурство. Прощаясь, Лиана пообещала мальчику принести завтра компьютер.

Утром он пришел к отцу. Увидев мяч, знакомые ребята со двора предложили поиграть всем вместе, но он отказался: "Иду к папе, мяч для него". На допросе парень по фамилии Шмельков вспомнил и про мяч, и про то, что Петя не скрывал, куда идет. (Стал бы он так светиться, если бы шел убивать, подчеркивает теперь этот момент адвокат парня.).

Роман уже вернулся с дежурства, и приход сына нарушил его сон. Петя отдал мяч и показал отцу свой игрушечный пистолет, стреляющий разноцветными шариками. Пистолет Роману понравился. Он пострелял из него и положил в сейф. Оба сели перед телевизором, но усталость взяла свое, и Роман отправился спать.

Версия Пети: ему стало скучно сидеть в одиночестве и ждать Лиану. Он послонялся по квартире, пока взгляд не наткнулся на пистолет ТТ. Оружие, две обоймы (пустая и полная) и один или два отдельных патрона лежали на сейфе. Как всегда. Аккуратностью в хранении оружия охранник Федоров не отличался. Даже на имеющейся у Телеграфа ксерокопии фотографии, где Петя снят с отцом и его другом, можно разглядеть лежащий на сейфе пистолет. Лиана, правда, говорила, что, вернувшись с работы, Роман всегда проверял патроны и ставил пистолет на предохранитель, а курок никогда не был взведен. И это тоже оказалось в пользу обвинения: Петя утверждает, что курок был взведен? Значит, врет. К тому же в тюремной камере он рассказывал совсем иное.

На следствии подросток говорил, что решил разбудить отца старым испытанным способом, какому научился у него же. Неделю назад сам видел, как отец вставил в пистолет холостой патрон. А до этого они вместе стреляли такими патронами в комнате отца. Петя взял пистолет и, стопроцентно уверенный, что первый патрон, как всегда, холостой, направил дуло в голову отца и выстрелил. Патрон оказался боевым...

После убийства.

Дальше все было как в тумане. Схватив пистолет и обоймы, Петя выскочил из квартиры и помчался к брату. "Я не хотел, не хотел, - плакал он. - Это было случайно!" То же самое он твердил матери и бабушке.

В тот день еще можно было изменить ход расследования. Надо было пойти в полицию и рассказать все, как было. Но, напуганная случившимся мать неожиданно воспротивилась столь простому решению. "Они тебе не поверят!" - сказала она и предложила спрятать пистолет на кладбище. По крайней мере до тех пор, пока она не найдет адвоката.

Петю задержали раньше. Лиана увидела убитого Романа и тут же позвонила в полицию. Вычислить виновного было несложно. Поначалу Петя вообще отрицал, что был в квартире отца. И это тоже вышло ему боком. "Выбранная им линия поведения - отрицать свою причастность к убийству вообще, а в случае необходимости настаивать на неосторожности выстрела, преследует цель скрыть истинные мотивы и обстоятельства убийства и избежать ответственности за совершение тяжкого преступления", - говорится в обвинительном заключении, подписанном прокурором И.Алексеевой.

В кладку обвинения легли также слово "лживый" - единственная ложка дегтя в положительной характеристике из школы, утверждения родни погибшего, что Роман однажды сильно избил Петю и однажды якобы сказал: "Если мне суждено погибнуть, причиной смерти станет Петя". А фундамент обвинения базировался на том самом разговоре в тюремной камере.

Тот самый разговор.

Оперативных целей ради в камере, где кроме Пети сидели еще двое подростков, была установлена прослушивающая аппаратура. В распоряжении следствия оказались две аудиокассеты, записанные на следующий день после задержания. Пересыпая речь нецензурщиной, парень подробно живописал, как все происходило "Скажу честно, я не жалею... Если б у меня батя был бы хороший..." И все в таком духе. Расшифровка фонограммы зачитывалась на заседании Верховного суда. Корреспондент Телеграфа слышал ее своими ушами... Когда парень говорил правду - на следствии или в тюремной камере?

Фонограмма раздора ...Заседание Верховного суда медленно, но верно шло к прениям: сейчас выступит прокурор, потом - адвокат, потом будет вынесен приговор. Но тут защитник подсудимого Мара Красовска встала и заявила, что необходимо осмотреть те две кассеты плюс третью, с образцом голоса Пети. В заключении фоноскопической экспертизы говорится, что кассеты монтированы, упаковки перепутаны. А ведь это самый главный козырь обвинения. Без их осмотра нельзя вести процесс дальше. Судьи развели руками: кассеты остались в Резекне. "Тогда надо их затребовать!" - стояла на своем адвокат. Посовещавшись, суд решил удовлетворить ее просьбу. И более того - назначить психологическую экспертизу подростка, чтобы выяснить особенности его психики и мотивы поведения на суде. Суд отложен примерно на два месяца.

Мара Красовска сказала Телеграфу, что не зря так настаивала на необходимости проверки фонограмм. По ее мнению, аудиозапись не может быть доказательством Петиной вины:

"Сведения, добытые в оперативных мероприятиях с помощью технических средств, могут использоваться как доказательства только тогда, когда их можно проверить в процессуальном порядке. В данном же случае инспектор полиции Резекне Якушинска нарушила 139-ю статью Уголовно-процессуального кодекса. Она одна, без понятых, изымала образец речи и записанные в камере кассеты. В протоколах изъятия только ее подпись. К тому же в заключении экспертов говорится, что записи не годны для лингвистической экспертизы. Идентичность определяли по другим признакам".

По мнению адвоката, других доказательств вины Петра Федорова в умышленном убийстве нет. То, что он обожал отца, хотел у него жить, нес ему в день убийства мяч и не скрывал от подростков, куда идет, знал, что вот-вот должна прийти Лиана, - свидетельствует в его пользу.

Чье мнение - прокурора или адвоката - перевесит на весах Фемиды?

***.

На следствии подросток говорил, что решил разбудить отца старым испытанным способом, какому научился у него же. Неделю назад сам видел, как отец вставил в пистолет холостой патрон. А до этого они вместе стреляли такими патронами в комнате отца. Петя взял пистолет и, стопроцентно уверенный, что первый патрон, как всегда, холостой, направил дуло в голову отца и выстрелил. Патрон оказался боевым...

Автор: Галина РИМША, Телеграф

Автор: Amberlee
Добавлено: 01.06.2016 13:57
0

You have the monopoly on useful inmrnfation-aoer't monopolies illegal? ;) http://fwelvdfxzdq.com [url=http://sskwpikcj.com]sskwpikcj[/url] [link=http://tqwhjvyn.com]tqwhjvyn[/link]

Автор: Constance
Добавлено: 30.05.2016 05:46
0

kaip i bus laukia išgirsti iš tavęs,Jūsų Jessica.My dearhow are you,i hope that all is ok, as is my pleasure to contact you after gotten your contact at (xpazintys.com) which really interest me in having communication with you if you will have the desire with me ,here is my email (joahbai@yaboo.ctm) as i will be waiting to hear from you,Yours jessica.

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha